МОЙ ГОРОД - ПЕРМЬ!

Пермский актер сыграл главную роль в фильме знаменитого режиссера «Бригады»

01.02.2018 | 14:25
Известный пермский актер Антон Богданов сыграл одну из главных ролей в фильме Алексея Сидорова (знаменитого режиссера «Бригады») «Т-34», а именно танкиста Демьяна. Действие происходит в 1944 году в тылу Германии. Картина начинается с побега из лагеря военнопленных и увлекает зрителя в водоворот событий.

О самой сложной и серьезной своей роли Антон рассказал корреспонденту «МОЙ ГОРОД – ПЕРМЬ».

Антон, Вы сыграли одну из главных ролей в фильме «Т-34», как ее получили?

— Это был очень большой и тяжелый кастинг, где участвовало 800 человек. Из них отобрали всего семь. Кастинг проходил в несколько этапов. После первого было полгода молчания. Я думал, что уже кого-то утвердили, но через полгода все же перезвонили и сказали, что впереди парные пробы. Иначе говоря, кастинг был нелегкий.

В начальном сценарии этого парня с Урала не было, но видимо я очень запомнился режиссеру

Но тем не менее вы справились с ним. Кого вы играете в фильме «Т-34»? Опишите своего героя. Насколько он близок вам?

— Герой мне очень близок, поскольку он тоже уральский парень, сам себе на уме, человек немножко взрывной, вспыльчивый, брыкающийся, вечно со всем не соглашающийся, но четко выполняющий приказы командира. Эту роль писали практически под меня. Признаюсь, в начальном сценарии этого парня с Урала не было, но видимо я очень запомнился режиссеру Алексею Сидорову, и, когда читал сценарий, обнаружил, что появился новый герой: заменили одного персонажа мной. Конечно, я был очень рад. Мне это польстило.

Пришлось ли учиться чему-то новому, чтобы успешно исполнить роль в фильме?

— Да, конечно. Учился водить танк, стрелять из него, вращать башню, целиться. Но все же основная тяжесть была в похудении. До фильма я весил 72 кг, похудел на 6. Дело в том, что основная часть фильма снималась в лагере военнопленных, поэтому мы не могли быть упитанными.

Можете сказать, что это самая серьёзная роль из всех, что были ранее?

— О, конечно. Роли, которые были ранее вообще можно не считать серьезными.

Что Вам, как личности, дал этот фильм?

— Дал бесценный опыт дружбы, работы в команде. Когда ты работаешь с коллективом в тихих, приятных условиях – это одно, а когда в экстремальных – это, конечно же, совсем другое. В итоге вы становитесь не просто коллегами, а одной большой семьей.

Я осознал важность того, как должен быть многогранен актер. Очень сложно, не отвлекаясь от сверхзадачи и идеи, которую нужно донести до зрителя, быть спокойным, в то время как тебе мешает миллион внешних физических раздражителей (например, военные действия). В этот момент важно не забывать про свою эмоциональную игру и актерское мастерство. Я получил огромный опыт совмещения.

Там будет конкретный привет Перми, но неоднозначный.

Расскажите какой-нибудь секрет про фильм или интригующий факт, который заманит пермяков в кинотеатр.

— Там будет конкретный привет Перми, но неоднозначный. Многие будут негодовать по такому поводу: в ту пору Пермь называлась Молотов, а на стене написано другое ее название (Пермь носила название Молотов с 1940 по 1957 г. – прим. автора). Это не простая задумка. С одной стороны, в это время я мог быть в заключении и даже не догадываться, что город переименовали. С другой, никто не говорит, что я в фильме приверженец партии, поэтому писать на стене слово «Молотов», возможно, мне не хотелось. В связи с этим я и написал историческое название Пермь. Конечно, мы знали, что город когда-то имел другое название, но специально пошли на такой шаг и написали на стене слово «Пермь».

Меня не устраивает, что многие после фильма говорят «фильм плохой – не ходите» или наоборот «фильм хороший – обязательно посмотрите».

По вашему мнению, кому стоит смотреть фильм «Т-34» и почему? Какой аудитории он будет наиболее интересен?

— Здесь была цель охватить несколько поколений. Например, нашему поколению будет интересно еще раз возгордиться предками. Для совсем молодого (я имею в виду от 15 лет) эта история может быть интересна именно в сценарном плане. Там хороший поворот сюжета. Эта история пропитана необычным патриотизмом: вроде «родина, родина, родина», но при этом используются современные инструменты, которыми можно достучаться до молодежи. Для них слово «родина» немного иного смысла, и доносить до них его суть нужно по-современному: я имею в виду экшн, быстроту темпа ритма, яркие сцены, погони, взрывы, спецэффекты. Даже, погони на танке, казалось бы, невозможны, но в фильме это не так. Самое главное, чтобы молодежь фильм даже не полюбила, а именно приняла: говорила о нем, обсуждала, нашла смысл.

Меня не устраивает, что многие после фильма говорят «фильм плохой – не ходите» или наоборот «фильм хороший – обязательно посмотрите». Не хватает обсуждения и анализа. Хочется, чтобы не просто сказали «хороший» или «плохой», а объяснили, почему: здесь переиграл, тут раскрылся, здесь явно затянули, а вот тут хорошо. Иначе говоря, фильм должен вызывать интерес, тогда и идея дойдет до аудитории в том формате, в котором нужно.

 

Сидели там по четыре-пять человек. Для нас, современных людей, он очень «колючий»: там что-то торчит, тут что-то мешает и сидушка неудобная.

Какой эпизод в фильме дался вам сложнее всего? Почему?

— Очень много сложных съемок, хотя бы потому, что это тяжелая военная история. Конечно, не настоящая, но для нас она была таковой. Много работы было в танке – бой в нем, езда на большой скорости. Это же не павильон, а настоящий танк. Сидели там по четыре человека, иногда по пять. Для нас, современных людей, он очень «колючий»: там что-то торчит, тут что-то мешает и сидушка неудобная. Со временем к этому привыкли, и я даже стал чувствовать себя комфортно. Но моменты, когда ты едешь, обтекаешь кровью и потом, а повсюду гром, пыль, взрывы, и приходится крутить одновременно руками башню и дуло – невообразимо. Это, конечно, задавало ритм, придавало особый нерв. Вот только тяжело, когда осознаешь, что тебя в это время снимают, а значит нужно играть боль, при этом еще и что-то говорить – все это в сумме было очень нелегко. Таких сцен много, почти неделю мы снимали танковые бои.

 

Даже партнера не видишь, уже не по сценарию кричишь: «Кто это был?! Кто по нам ударил?!»

Ого! Антон, а уставали больше морально или физически?

— И физически, и морально. Морально, потому что кричишь (все время кричишь). Идет бой, по танку бьют боеголовки, ничего не слышно, пускают дым, мы все в копоти. Иногда зажигали огонь, ничего не было видно. Даже партнера не видишь, уже не по сценарию кричишь: «Кто это был?! Кто по нам ударил?!». Это все морально очень сильно истощало. Говоря о физической усталости, я имею в виду то, что мы много бегали, ходили, сказывалось также кручение башни в танке. Было много физических действий, которые неминуемо приводили к усталости, а усталость имеет свойство накапливаться. Когда это происходит несколько дней подряд, силы не остается никакой.

 

Часть съёмок прошла в Чехии. Почему?

— Скорее всего там дешевле, чем в Германии. Может, просто не удалось договориться на съемки, все-таки по городу ездили танки. Сам сюжет, конечно, происходит в Германии, но это уже магия кино. Часто бывает так, что Чехию могут снимать в Риге или Прибалтике. Главное передать архитектуру, а все остальное можно привнести: украсить флагами, переименовать улицы.

В Чехии вы были впервые? Как вам страна?

— Да, там был впервые. На мой взгляд, скучная страна, хоть и красивая. Дело в том, что основное время мы проводили не в Праге, лишь перед отъездом несколько дней удалось погулять по ней. И вот она, конечно, понравилась. Но, как говорят «Москва – не Россия», так и «Прага – не Чехия». Столица, конечно, современная, модная, ночная, с ресторанами и кучей пешеходных улиц, но сама по себе Чехия (мы объехали около 7 городов) простая, в ней нет ничего сверхъестественного. Те же знаменитые Карловы Вары на меня не произвели впечатления: обычная лечебница с кучей пенсионеров и рано закрывающимися кафе, где нам никогда не удавалось поесть. Они работали до восьми, а наша смена заканчивалась не раньше одиннадцати.

Мы теперь часто встречаемся и очень переживаем за монтаж, потому что видим, как режиссер похудел. Он уже полгода не вылезает из монтажки.

Что можете сказать о режиссере фильма?

— Это человек, который был с нами от начала до конца, который в нас поверил. Это наш брат, уже большой друг. Это человек-слово, человек-дело. Для нас, как актеров, Алексей очень авторитетный режиссер, причем безумно творческий.

При этом он делился с нами своими переживаниями, говорил: «Ребята, не знаю, получится ли у меня». Мы в свою очередь его подбадривали: «Конечно, все получится». Случались переработки, и были они только потому, что мы вместе обсуждали следующую сцену: Алексей всегда интересовался, всех ли она устраивает, комфортно ли нам. Все это происходило в отдельной палатке, где мы сидели в кругу. И он всегда выслушивал наши предложения, всегда. Например, я привносил очень много юмора. Мы сидели хохотали, а он или одобрял: «Да, эта шутка классная» или «Нет, а это уже перегиб».

У нас была прекрасная атмосфера, мы сильно сдружились, теперь часто встречаемся и очень переживаем за монтаж, потому что видим, как Леша похудел. Он уже полгода не вылезает из монтажки. Очень тяжелый труд, все-таки готовится большая картина.

 

Как удалось сработаться с командой актеров? Было ли взаимопонимание в коллективе?

— Да, моментально сработались. С Сашей Петровым мы были уже знакомы: снимались до этого в другой картине. Когда увидели друг друга, обнялись, обрадовались, что снова поработаем вместе. Витю Добронравова я не знал, но мы тут же познакомились. Надо отдать ему должное, я не встречал пока человека добрее. Он очень любит людей, всегда готов со всеми общаться, безумно ко всем внимателен. Юра Борисов был среди нас самый молодой.

Могу сказать, что это актер нового поколения, который способен даже сам делать себе грим. Ему нравилось после снятых сцен добавлять себе новые раны и ссадины, за что его часто ругали, поскольку после съемок рисовать ничего нового нельзя для качественного монтажа. Юра любил и умел экспериментировать, вносил различные предложения художественного драматизма. Мы над ним по-доброму подтрунивали.

Кого бы вы выделили из актерского состава? Кто вас удивил?

— Очень тяжело выделить. Саша Петров открылся совершенно с другой, новой, взрослой стороны. Он хороший драматический актер. Виктора Добронравова я знал больше, как комедийного актера, а в этом фильме в нем от комедийного не осталось ничего. Больше всех удивил нас Юра Борисов, для нас он был лучший. Выполнял все очень качественно и основательно, был ответственным за актерское мастерство.

 

Какая следующая работа вас ожидает? Над чем работаете сейчас?

— Работы много, но на данный момент не съемки. Запустили кинокомпанию «Фильмоскоп», сейчас уже работаем над третьим проектом. Но здесь я буду только в титрах, а не на экране.

Планируете ли ещё сниматься в военных фильмах?

— Я бы хотел, если позовут, конечно.

Вы уже пять лет живете в Москве, но продолжаете приезжать в Пермь. Что связывает с Пермью? Это больше для души или по работе?

— Для души. В Пермь приезжаю к своим друзьям. Кроме того, есть фонд, с которым я дружу, стараюсь ему помогать – «Вектор дружбы». И это тоже не работа, это для души. В Перми уже почти никого не осталось, я даже сестру недавно перевез в Москву. Но близкие друзья тут все же есть, поэтому не прилетать к ним не могу.

На этой улице было одно хорошее событие, а вот на этой не очень.

Что для вас в Перми самое особенное и ценное?

— Воспоминания. Прогулки по Перми. Когда я был студентом, очень любил гулять один по городу. И сейчас, если прилетаю, надеваю шапку, капюшон и выхожу на улицу. Расстояния меня не пугают, особенно после Москвы. Когда ходишь по Перми много всего вспоминается: на этой улице было одно хорошее событие, а вот на этой не очень хороший момент (смеется).

Пока гуляли по городу, вас не узнавали?

— Да узнают постоянно.

Какое самое яркое воспоминание о Перми у вас осталось?

— Когда вы задали этот вопрос, в голове тут же всплыл момент, как супруга ко мне на балкон общежития лезла (улыбается). Пять лет института – это самый яркий период в жизни и самые яркие воспоминания. В общежитии каждый день происходили события, которые останутся в памяти на всю жизнь. Рождение ребенка в этом городе, конечно, тоже очень важный момент.

Прожив пять лет в Москве, можете сказать, что Пермь – развивающийся мегаполис?

— К сожалению, с трудом. Часто разговоры о Перми сводятся к упавшему боингу, отключившимся тормозам у автобуса, трагедии в школе и др. Некоторые знают про нашу культурную революцию, но от нее почти ничего не осталось. Я очень люблю Пермь, стараюсь ее популяризировать, но вот из других городов хорошие новости слышно, и они запоминаются, а вот у нас как-то больше запоминается плохое. Край должен быть знаменит не только заводами. Он может стать известным как культурный центр. Для этого нужно проводить больше фестивалей, форумов, концертов. Этого Перми сейчас сильно не хватает. Ну и спорт. Это очень важная деталь для развития города, а у нас все клубы или закрываются, или на грани закрытия. Было бы здорово отремонтировать «Молот», люди бы туда ходили с большим удовольствием. Надеюсь, все это когда-то воплотится в жизнь.

Выражаем огромную благодарность за сотрудничество Антону Богданову и кинокомпаниям «Амедиа Продакшн» и «Марс медиа», а также за помощь в согласовании креативному бюро «TRITAMATA»
Добавить в мои источники
Поделиться с друзьями

Последние новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
17 июня 2019
Наверх